Литературно-музыкальная гостиная "Святое имя "мама"

Сценарий составлен учителями русского языка и литературы Л.Е. Сажневой, В.С. Авдеевой

 МУЗЫКА звучит,  воспитанницы выходят и говорят:

- Моя мама -…

- Для меня мама-

Последней выходит Н.И. Бюрюкова и говорит, что для нее значит мама, потом исполняет песню собственного сочинения о маме.

 

 На фоне музыкальной заставки в исполнении воспитанницы 7А класса Дюндик А. воспитанница  читает стихотворение Р. Гамзатова

 Воспеваю то, что вечно ново.

 И хотя совсем не гимн пою,

 Но в душе родившееся слово

 Обретает музыку свою.

 И, моей не подчиняясь воле,

 Рвется к звездам, ширится окрест…

 Музыкою радости и боли

 Он гремит – души моей оркестр.

 Но когда скажу я, как впервые,

 Это Слово-Чудо, Слово-Свет, –

  Встаньте все и выслушайте стоя

 Сохраненное во всей красе

 Слово это – древнее, святое!

 Слово это – зов и заклинанье,

 В этом слове – сущего душа.

 Это – искра первая сознанья,

 Первая улыбка малыша.

 Слово это пусть всегда пребудет

 И, пробившись сквозь любой затор,

 Даже в сердце каменном пробудит

 Заглушенной совести укор.

 Слово это сроду не обманет,

 В нем сокрыто жизни существо.

 В нем – исток всего. Ему конца нет.

 Встаньте!..

 Я произношу его:

 «Мама!»

 Среди многочисленных праздников День матери по праву занимает особое место. В этот день хочется сказать нашим дорогим мамам и бабушкам особые слова благодарности. Наша литературная гостиная – это разговор о маме, о нашем отношении к ней. 

ВЕДУЩИЙ:  Мама – это окно в большой мир. Мама помогает ребенку понять красоту леса и неба, луны и солнца, облаков и звезд, реки и радуги. Эти уроки красоты – на всю жизнь… Мать – чудо мира. Бесконечной готовностью к самопожертвованию, беззаветной преданностью и любовью она внушает своему чаду чувство надежности и защищенности.

Воспитанница 2

   «Спало все во дворе….

Одна бедная мать не спала. Она приникла к изголовью дорогих сыновей своих, лежавших рядом; она расчесывала гребнем их молодые, небрежно всклоченные кудри и смачивала их слезами; она глядела на них вся, глядела всеми чувствами, вся превратилась в одно зрение и не могла наглядеться. Она вскормила их собственной грудью, она взрастила, взлелеяла их. «Сыны мои, сыны мои милые! Что будет с вами? Что ждет вас?» – говорила она, и слезы остановились в морщинах, изменивших ее когда-то прекрасное лицо. Молодость без наслаждения мелькнула перед нею, и ее прекрасные свежие щеки без лобзаний отцвели и покрылись преждевременными морщинами. Вся любовь, все чувства, все, что есть нежного и страстного в женщине, все обратилось у ней в одно материнское чувство. Она с жаром, с страстью, слезами, как степная чайка, вилась над детьми своими. За каждую каплю крови их она отдала бы себя всю.

Месяц с вышины неба давно уже озарял весь двор, … а она все сидела в головах милых сыновей своих, ни на минуту не сводила с них глаз и не думала о сне».

Воспитанница   3. 

Друг на друга матери похожи,

 Как моря между хребтов крутых.

 И друг с другом схожи горы тоже –

 Нагляделся с неба я на них.

 Возле гроз стоят вершины эти,

 И чем выше кручи, тем верней,

 А из всех высоких гор на свете

 Нет вершин превыше матерей.

ПЕСНЯ «Мама, мамочка» Нестеренко.

 Для меня и в радости, и в горе

Ты была надежной, как скала.

 Звезды ночи, утренние зори –

 Все ты в сердце, мама, вобрала.

 И теперь везде, куда ни гляну,

 Образ твой встает передо мной.

 Он вместимей моря-океана,

 Многоцветней всей красы земной.

 Воспитанница 4

Отшумит и умчится любая беда,

Как весенней порою

 грохочущий гром,

Если с вами она, если рядом

всегда

 Человек, на котором держится

 дом.

 Может быть тридцать три ей

иль семьдесят три –

 Сколько б ни было ей, возраст

 тут ни при чем:

 В беспокойстве, в делах

 от зари до зари

 Человек, на котором держится

дом

 Очень редко, но все же бывает

 больна,

 И тогда все кругом кувырком,

кверху дном,

Потому что она, потому что

 она –

 Человек, на котором держится

 дом.

Нас куда-то уносит

 стремительный век.

 В суете мы порой забываем

 о том,

Что она – не фундамент,

 она – человек,

Человек, на котором держится

дом.

 Чтобы было и в сердце и в доме

 светло,

 На ее доброту отвечайте добром.

 Пусть всегда ощущает любовь и

 тепло

 Человек, на котором держится

 дом.

П.Градов

 ВЕДУЩИЙ: Мама  наполняет нас  духовной силой, помогает постичь вечные ценности. На материнской любви и самопожертвовании держится мир. Образ  Матери Человеческой,  нашей  нетленной веры, нашей надежды, вечной нашей любви создан В. Закруткиным в повести «Матерь Человеческая»

Воспитанница 5

На земляном полу  погреба,  прислонившись к  низкой  кадушке,  сидел  живой немецкий солдат.   ...  Мария успела заметить, что немец был бледный,  изможденный, с тонкой мальчишеской шеей и что он был  ранен.   

    Он не спускал с нее  светло-голубых,  расширенных  от  ужаса  глаз.  Губы  его  дрожали, кривились в каком-то жалком подобии улыбки, но, скованный страхом, он не произносил ни одного слова.  

   Ненависть и горячая,  слепая злоба захлестнули Марию, сдавили сердце, тошнотой прихлынули к  горлу.  Алый туман застилал ей глаза,  и  в  этом негустом тумане она увидела безмолвную толпу хуторян, и раскачивающегося на тополевой ветке Ивана, и босые ноги повисшей на тополе Фени, и черную удавку на детской шее Васятки,  и  их палачей-фашистов,  одетых в  серые мундиры с  черной  лентой на  рукавах.  Теперь здесь,  в  ее,  Мариином,погребе,  лежал один из них, полураздавленный, недобитый гаденыш, одетый в такой же серый мундир,  с такой же черной лентой на рукаве, на которой серебрились такие же чужие, непонятные, крючковатые буквы.

   Мария  еще  ниже  склонилась над  лазом.  Держак остро отточенных вил сжала так,  что побелели пальцы.  Хрипло сказала,  не слыша собственного голоса:

   - Чего будем делать?  Скажи мне  одно:  где  мой  муж Ваня и  сыночек Васенька?  И  еще скажи мне:  за что удавили Феню и  девочку Саню за что убили? Молчишь? Молчи, молчи... Ничего не знаешь и сказать ничего не можешь? И кто людей в неволю погнал - не знаешь... И кто хутор спалил, а скотину перестрелял -  не знаешь...  Брешешь, подлюка... Ты все знаешь и за все сейчас ответишь...

   Медленно опускалась она в погреб, останавливаясь на каждой ступеньке, и  каждая ступенька    приближала ее к тому  неотвратимому,  что  она  должна  была  совершить  во  имя  высшей справедливости,  которая сейчас в  ее горячечном сознании укладывалась в знакомые  с  детства  слова:  "Смертию  смерть  поправ"...     

   Вот  и  последняя ступенька.  Мария  остановилась.  Сделала  еще  шаг вперед. Мальчишка-немец шевельнулся.     Смерть подходила к нему, и он смотрел на нее, невысокую женщину с карими глазами,  с крепкими ступнями босых маленьких ног  и

три острия карающих вил с каждой секундой приближали его конец.

   Мария  высоко подняла вилы,  слегка отвернулась,  чтобы не  видеть то страшное,  что должна была сделать,  и  в  это мгновение услышала тихий, сдавленный крик, который показался ей громом:

   - Мама! Ма-а-ма!..

   Слабый  крик  множеством  раскаленных ножей  впился  в  грудь  Марии, пронзил ее  сердце,  а  короткое слово  "мама" заставило содрогнуться от нестерпимой боли. Мария выронила вилы, ноги ее подкосились. 

   Очнулась она от  прикосновения влажных рук раненого.  Захлебываясь от рыданий,  он гладил ее ладонь и говорил что-то на своем языке,  которого Мария не  знала.  Но  по  выражению его  лица,  по  движению пальцев она поняла,  что немец говорит    о том,  что он никого не убивал, что его  мать такая же,  как  Мария,  крестьянка,  а  отец недавно погиб под городом Смоленском,  что он сам,  едва окончив школу,  был мобилизован и отправлен на  фронт,  что ни  в  одном бою он  ни  разу не  был,  только подвозил солдатам пищу.  

   Мария  молча плакала.     И  хотя этот человек был одет в  серую, ненавистную форму врага,  но  он  был тяжело ранен,  к  тому же оказался совсем мальчишкой и  -  видно по всему -  не мог быть убийцей.  И  Мария ужаснулась тому,  что  еще несколько минут назад,  держа в  руках острые вилы и слепо подчиняясь охватившему ее чувству злобы и мести, могла сама убить  его.  Ведь  только святое,  жалостное слово  "мама",  та  мольба, которую вложил этот  несчастный мальчик в  свой  тихий,  захлебывающийся крик, спасли его.

Воспитанница 6

Солнце поднялось выше.  Густые кроны деревьев в старом парке, зеленая трава  на  полянах и  цветы в  клумбах после теплого ночного дождя пахли свежо и молодо.  .

По усыпанной желтым песком аллее,  чинно держась за руки, прошли мальчик и  девочка.  Красивая женщина в  белом платье неторопливо катила детскую коляску. Внизу, у подножия холма, сверкали крыши древнего города.

   Раскрашенная  мадонна  в   каменной  нише  немыслимо  синими  глазами смотрела на детей,  на птиц,  на купола соборов,  костелов и монастырей.

Тени  слегка  колеблемых утренним  ветром  кленовых  листьев  причудливо играли на ее лице, но эта игра теней не оживляла ни румяных щек мадонны, ни мягко очерченных губ, ни кукольных глаз.

   Я  всматривался в  ее  размалеванное лицо,  вспоминал историю простой русской женщины Марии и думал: "Таких, как Мария, у нас на земле великое множество, и придет время - люди воздадут им должное...

   Да,  такое время придет.  Исчезнут на земле войны,  не будет убийств, грабежей,  лжи,  коварства,  клеветы. Белые, черные и желтые люди станут людьми-братьями.  Они  не  будут  знать  ни  угнетения,  ни  голода,  ни унижающей человека нищеты. Они обретут радость, счастье и мир.

   Так  будет.   И,  может,  тогда    воздвигнут  благодарные  люди  самый  прекрасный,  самый  величественный монумент   ей, женщине-труженице земли. Соберут белые, черные и желтые люди-братья все  золото мира,  все  драгоценные камни,  все  дары морей, океанов и  недр  земли,  и,  сотворенный гением новых неведомых творцов, засияет над  землей  образ  Матери Человеческой,  нашей  нетленной веры, нашей надежды, вечной нашей любви..."

Ведущий. А что мы знаем о маминых руках – многозаботливых, не ведающих ни усталости, ни покоя, то стряпающих, то штопающих, то стирающих? Мы верим и знаем, что руки мамины чудотворны. Вот почему, едва лишь что-то заболит у нас или мы поцарапаем руку, занозим, ушибем, мы сразу бежим к ней с громким воплем: «Ма-ма!» И – о чудо! – едва лишь мама прижмет нас к себе, погладит там, где болит, приголубит – и боль уже вполовину меньше, а то и совсем пропала.

 Воспитанница 7

Я помню руки матери моей,

 Что утирали слезы мне когда-то,

В пригорошнях приносили мне с  полей

Все, чем весна в родном краю богата.

Я помню руки матери моей,

Суровой ласки редкие мгновенья.

 Я становился лучше и сильней

От каждого ее прикосновенья.

Я помню руки матери моей,

Широкие, шершавые ладони.

 Они – что ковш. Приникни к

 ним и пей,

И не сыскать источника бездонней.

Я помню руки матери моей,

 И я хочу, чтоб повторяли дети:

 «Натруженные руки матерей,

 Святее Вас нет ничего на свете!»

Н.Рыленков

 Воспитанница 8

  «Я не помню сейчас рук своей матери, какие они были – маленькие или большие, шершавые или гладкие? Я хорошо помню ее лицо: доброе и красивое, с упругими прохладными щеками. И когда, ударившись обо что-нибудь твердое, я набивал себе на лбу шишку или молотком отбивал себе палец, только она могла унять мою боль. Прижмется, бывало, к больному месту прохладной щекой – и боли как не было.  

Воспитанница 9

 Мама, мама! Я помню руки твои с того мгновения, как я стал сознавать себя на свете. За лето их всегда покрывал загар, он уже не отходил и зимой - он был такой нежный, ровный, только чуть-чуть темнее на жилочках. А может быть, они были и грубее, руки твои? Ведь им столько выпало работы в жизни! Но они всегда казались мне такими нежными, и я так любил целовать их прямо в темные жилочки.

 Да, с того самого мгновения, как я стал сознавать себя, и до последней минуты, когда ты в изнеможении, тихо, в последний раз положила мне голову на грудь, провожая в тяжелый путь жизни, я всегда помню руки твои в работе.

 Я помню, как они сновали в мыльной пене, стирая мои простынки, когда эти простынки были еще так малы, что походили на пеленки, и помню, как ты в тулупчике, зимой, несла ведра на коромысле, положив спереди на коромысло маленькую ручку в рукавичке, сама такая маленькая и пушистая, как рукавичка. Я вижу твои с чуть утолщенными суставами пальцы на букваре, и я повторяю за тобой: "бе-а, ба, ба-ба". Я вижу, как сильной рукой своею ты подводишь серп под жито, сломленное жменью другой руки, прямо на серп, вижу неуловимое сверкание серпа и потом это мгновенное плавное, такое женственное движение рук и серпа, откидывающее колосья в пучке так, чтобы не поломать сжатых стеблей.

 Я помню твои руки, несгибающиеся, красные, залубеневшие от студеной воды в проруби, где ты полоскала белье, когда мы жили одни - казалось, совсем одни на свете. Помню, как незаметно могли руки твои вынуть занозу из пальца у сына и как они мгновенно продевали нитку в иголку, когда ты шила и пела - пела только для себя и для меня. Потому что нет ничего на свете, чего бы не сумели руки твои, что было бы им не под силу, чего бы они погнушались! Я видел, как они месили глину с коровьим пометом, чтобы обмазать хату, и я видел руку твою, выглядывающую из шелка, с кольцом на пальце, когда ты подняла стакан с красным молдаванским вином. А с какой покорной нежностью полная и белая выше локтя рука твоя обвилась вокруг шеи отчима, когда он, играя с тобой, поднял тебя на руки! Отчим, которого ты научила любить меня и которого я чтил, как родного, уже за одно то, что ты любила его.

 Но больше всего, на веки вечные запомнил я, как нежно гладили они, руки твои, чуть шершавые и такие теплые и прохладные, как они гладили мои волосы, и шею, и грудь, когда я в полусознании лежал в постели. И, когда бы я ни открыл глаза, ты была всегда возле меня, и ночник горел в комнате, и ты глядела на меня своими запавшими очами, будто из тьмы, сама вся тихая и светлая, будто в ризах. Я целую чистые, святые руки твои!

 Ты проводила на войну сыновей, ведь если не ты, так другая, такая же, как ты. Иных ты уже не дождешься вовеки, а если эта чаша миновала тебя, так она не миновала другую, такую же, как ты. Но если и в дни войны у людей есть кусок хлеба и есть одежда на теле, и если стоят скирды на поле, и бегут по рельсам поезда, и вишни цветут в саду, и пламя бушует в домне, и чья-то незримая сила подымает воина с земли или с постели, когда он заболел или ранен, все это сделали руки матери моей - моей, и его, и его.

 Оглянись же и ты, юноша, мой друг, оглянись, как я, и скажи, кого ты обижал в жизни больше, чем мать? Не от меня ли, не от тебя, не от него, не от наших ли неудач, ошибок и не от нашего ли горя седеют наши матери? 

 Мама, мама!.. Прости меня, потому что ты одна, только ты одна на свете можешь прощать, положи на голову руки, как в детстве, и прости...

ВЕДУЩИЙ: 

Неоплатен наш долг перед матерью. Давайте не забывать об этом! Пусть не только в праздник, но и в будни мамы чувствуют нашу заботу о них, нашу преданную любовь.

 Воспитанница 10

.Выбирал мальчишка розу осторожно,

 Так, чтоб остальные не помять,

 Продавщица глянула тревожно:

 Помогать ему, не помогать?

Тоненькими пальцами в чернилах,

 Натыкаясь на цветочные шипы,

 Выбрал ту, которая раскрыла

 По утру сегодня лепестки.

Выгребая свою мелочь из карманов,

 На вопрос — кому он покупал?

 Засмущался как-то очень странно:

 «Маме…»,- еле слышно прошептал.

-День рожденья, ей сегодня тридцать…

 Мы с ней очень близкие друзья.

 Только вот лежит она в больнице,

 Скоро будет братик у меня.

Убежал. А мы стояли с продавщицей,

 Мне — за сорок, ей – за пятьдесят.

 Женщинами стоило родиться,

 Чтобы вот таких растить ребят!

 ВЕДУЩИЙ: Нет ничего святее и бескорыстнее любви матери. С первого дня рождения ребенка мать живет его дыханием, его слезами и улыбками.   В этом смысл ее жизни.  Как солнце посылает свои лучи, согревая все живое, так и любовь матери согревает жизнь ребенка. Мать приобщает дитя к человечеству. В его уста она вкладывает родной язык, вобравший богатства разума, мысли и чувства народа. 

Воспитанница11

Песни мамы! Сколько разных  самых

Пелось дома, в поле, у ручья…

Не было б на свете песен мамы,

Я бы не был… я бы не был я.

 Песни мамы… скромность и величье.

 Сердце мамы – кладезь тайных сил…

 «Вашей мамы не могу постичь я» –

 сколько раз отец нам говорил.

Братья, погибая в дальнем крае,

Поручили мне свои долги.

 Завещал отец мне, умирая:

 «Душу дома – маму береги!»

 Может статься, лишь затем  дарован

 Мне судьбою некий жизни срок,

 Чтоб тебя я возвеличил словом,

Шаль тебе соткал из нежных строк.

Я хочу, чтоб в эту шаль, чаруя,

 Все цветы весенние вошли.

 Эту шаль – о мама! – подарю я

 В честь тебя  всем матерям земли!

Р.Гамзатов

 Ведущий.

Кто из нас по достоинству может оценить ежедневный, кропотливый, продолжающийся из года в год, а вместе и столь незаметный труд матери по дому, по хозяйству? И все ради нашей пользы и нашего блага: лишь бы дети были сыты, чисты и опрятны, лишь бы детство осталось самой счастливой порой жизни.   Воздать маме мы не сможем достойно ничем, только благодарностью – никогда не оскудевающей, но возрастающей. Благодарностью, явленной и в словах, и в делах, и в молитвах. Именно об этом и говорится в  заповеди: «Чти отца и матерь твою, да благо тебе будет, и да долголетен будешь на земле».

Воспитанница 12

Стихотворение «У матерей святая должность в мире"

У матерей святая должность в мире –

 Молиться за дарованных детей.

 И день и ночь в невидимом эфире

 Звучат молитвы наших матерей.

 Одна умолкнет, вторит ей другая.

 Ночь сменит день, и вновь наступит ночь.

 Но матерей молитвы не смолкают

 За дорогого сына или дочь.

 Господь молитвам матерей внимает,

 Он любит их сильней, чем любим мы.

 Мать никогда молиться не устанет

 О детях, что еще не спасены

Всему есть время, по пока мы живы,

 Должны молиться, к Богу вопиять.

 В молитве скрыта неземная сила,

 Когда их со слезами шепчет мать.

 Как тихо. Во дворе умолкли птицы,

 Давно уже отправились все спать.

 Перед окном склонилась помолиться 

Моя родная любящая мать.

 Л.Е.Сажнева

Заступница, дай мне большую душу,

 Сердце доброе,

Око недремлющее,

Голос мягкий, отходчивый, ласковый,

 Руки крепкие, незлобивые, -

 Очень трудно матерью быть!

 Не власти прошу,

Не за деньги стою.

 Вдохни, Сердобольная, в грудь мою

 Столько любви и силы,

Чтоб до могилы

 На всю семью-

 На мужа, на сына, на дочерь мою, -

На каждый характер хватило,

На все сомнения

И смятения,

 На спотыкания и причуды,

 На завихрения

 И увлечения,

 На заблуждения

 И остуды.

 Только любовь раскрывает сердца,

Лишь перед ней уступает горе.

Мне нужно очень много любви.

Ты – Мать,

 Ты меня понимаешь…

Ведущий:

1.Любите, дети, матерей своих!

От них черпайте силы и терпения,

Участия, работы за троих

И мудрости, и вдохновения.

Любите, дети, матерей своих!

И в горести, и в радости любите.

И уважайте матерей чужих,

Улыбку им, сочувствие дарите.

Любите, дети, матерей своих!

Ведь сердце матери покуда бьётся, -

Тревожится о детях дорогих,

О том, как им без мамочки живётся?

Любите, дети, матерей своих!

Пишите им, а лучше приезжайте.

Чтоб уберечь слезу из глаз родных,

Почаще, дети, маму навещайте.

Любите, дети, матерей своих!

Я повторяю в сотый раз упрямо.

Красивых, добрых, нежных, дорогих,

Единственных, тех, кто зовётся МАМА!

   

     

  

 

 

strong

ban